Главная » Каталог статей » Страница памяти » Великая Отечественная Война

ОБ АНТОНИНЕ, У КОТОРОЙ ВОЙНА ОТНЯЛА ДЕТСТВО, НО ПОДАРИЛА ДВУХ МАТЕРЕЙ
Летний день в разгаре. Мы, уставшие от своих детских игр и одуревшие от зноя, присели на лавочку, которая притулилась к невысокому заборчику. Сверху спускаются ветки клена. Они не дают солнышку припекать наши ничем не прикрытые макушки. Красота! Ведём свои разговоры о том, о сем. И вдруг на улице появляются две женщины. Они идут не спеша, поглядывая по сторонам. Мы замираем от неожиданности. Эти женщины как будто из кино, словно сошли с экрана и красиво шагают по нашей пыльной улице. Одеты они по-особенному, совсем не так, как наши мамы и бабушки.

У ПОЖИЛОЙ женщины такое благородство, такое величие в походке, повороте головы. Седые волосы уложены в немыслимо красивую прическу и покрыты черным кружевным шарфом (он называется тальма, но тогда мы и слова такого не знали). Молодая женщина тоже привлекала внимание. Она была красива какой-то ' нездешней красотой. Прошли женщины мимо, а мы еще долго с изумлением смотрели им вслед. Спустя некоторое время мы снова встретили незнакомок. Но теперь ' под руки с ними шла девушка. Они разговаривали и смеялись, а мы по-прежнему смотрели им вслед, совершенно очарованные.
Прошло время. Мы повзрослели, закончили школу, стали студентами. Летом и зимой приезжали на каникулы в свое родное село. Появились свои проблемы, свои интересы, но мне всегда не давала покоя эта загадочная семья. Какая судьба занесла их в наши края? Почему они остались жить в нашем селе? И только спустя несколько лет я узнала их трогательную историю. И то, что они трое, подобно сорванным листьям с деревьев, гонимые ветром, оказались в Сухмене, виновата война. Я, которая знала о войне из фильмов и книг, из рассказов своего отца, будто бы вживую прикоснулась к человеческой трагедии, связанной с военным лихолетьем.
Ах. война, что ты сделала, подлая... Жила в славном городе Ленинграде обыкновенная семья. Отец Михайлов Михаил Михайлович, мать Прасковья Дмитриевна, сын Георгий семи лет да девочки-погодки. Лене исполнилось 4 года, а Тонечке - младшей, любимой и шалунье всего три годика. Жили небогато, но дружно. Радовались всему, мечтали вырастить детей достойными людьми, да чтобы они были здоровыми и счастливыми. Но война все мечты перечеркнула, внесла свои коррективы.

ОТЕЦ УШЕЛ на фронт в первые же дни. Присылал короткие скупые письма, просил беречь детей, рассказывал о том, как они бьются с врагом. А враг уже приближался к городу. По ночам ухали зенитки, небо озаряли багровые всполохи от взрывов. Город затаился. Плакала Прасковья Дмитриевна, готовила детей к эвакуации. В августе 1942 года они пришли на вокзал. Шум, плач, крики. Матери крепко прижимают детей и все смотрят, смотрят в родные личики глазами, полными слез. Дети уже в вагонах. Самые маленькие выглядывают из окон и не могут понять, почему мамы плачут и бегут за вагонами. Отстали матери, остановились, а детские ладошки все машут им, словно прощаются навек.>br>

Да так и случилось. Разбомбили состав вражеские самолеты. Горели вагоны, стонали раненые дети и сопровождающие взрослые. А вот вагон, где ехали Михайловы, чудом остался цел. Видимо, молитва матери о своих детях была очень горячей. Перепуганные, оставшиеся живыми ребятишки, как горох, скатились с железнодорожной насыпи и побежали прятаться в кусты. Уму непостижимо, как мог восьмилетний Жора не потерять своих сестренок в этой суматохе. Упали они в траву, плачут, а старший брат прижал их к земле, прикрыл собой. Защитник.
Собрали перепуганных детей, рассадили в уцелевшие вагоны и вновь тронулся поезд вглубь страны, увозя детей подальше от войны. В г. Туринске Свердловской области ребятишек стали распределять по детским домам на жительство. Тоня была очень слабенькой, ей исполнилось всего пять лет. Маленького росточка, рыженькая, она плакала и звала маму. Воспитательница с жалостью смотрела на нее и думала: «Не довезем, умрет дорогой».

Из толпы вышла молодая женщина. Сердце ее сжалось от боли за кроху. У них с Никоном Степановичем своих детей не было. Тоня безучастно взяла за руку незнакомую тетю и лишь когда Лену и Жору повели к машине, чтобы отвезти в детский дом, встрепенулась, вырвалась и, плача, крепко обняла брата и не отпускала его. А Жора, вытирая грязным кулачком слезы сестры, не мог выговорить ни слова. Да и мог ли он, сам напуганный до смерти, по своему малолетству сказать слова поддержки сестре, утешить ее. А Чекуновы любовью да лаской выходили бедняжку, дали ей свою фамилию и отчество. Так стала Тоня Михайлова Чекуновой Антониной.

ПОСЛЕ ТОГО, как детей эвакуировали, родная мама ушла на фронт. 1945 год. Пришла долгожданная Победа. Прасковья Дмитриевна вернулась в опустевшую ленинградскую квартиру. Первым делом бросилась искать детей, своих кровиночек. Лену и Жору нашла быстро. Ребята под своей фамилией жили в детском доме города Кирова. А вот младшую дочь не могла найти долго. Вместе с новой семьей Тоня уехала на север, где почти не было сообщения с Большой землей. Пароход с продовольствием, медикаментами и почтой приходил один раз в год.
Родная мать потеряла след дочери, но поиски продолжала. Письма, запросы рассылала в детские дома, в комитеты по розыску потерявшихся в годы войны. Ответы приходили неутешительные. Сколько слез пролила мать, сколько бессонных ночей провела в думах, сердце подсказывало, что ее дочка жива. А Тоня все это время жили с Марией Федоровной вдвоем в городе Туринске. На приемного отца Никона Степановича Чекунова 16 февраля 1943 года пришла похоронка.
Вскоре к ним приехала Надежда Николаевна Сафонова, мачеха Марии Федоровны. Надежда Николаевна была из зажиточной семьи и в свое время они взяли на воспитание Машу, вырастили ее, выдали замуж. Вот такое неожиданное переплетение судеб. Так у Тони, кроме мамы, появилась бабушка. Обе души не чаяли в своей девочке. Да и Тоня горячо полюбила их, даже не знала, кого любит сильнее - маму или бабушку Надю. Детское сердечко отзывчиво на доброту и ласку. ШЛИ ГОДЫ. В 1956 году, как снег на голову, пришло письмо. Этот день Мария Федоровна помнит отчетливо. С утра что-то нездоровилось, все валилось из рук. Вечером из почтового ящика достала письмо. Обратный адрес - город Ленинград. «Это весточка для Тони», - сразу поняла Мария Федоровна. Девушка закончила 10 классов, готовилась к поступлению в техникум, а тут такая новость. А новость была действительно сногсшибательная. Нашлись родные Тони. Они приглашали дочь к себе в Ленинград. На семейном совете решили: «Надо ехать». Разумом мама с бабушкой принимали это, сердцем - нет. Вдруг Тоня останется в родной семье и уедет от них навсегда. Там кровные мать, отец, брат и сестра, а они кто? Всего лишь приемные, хотя и любили-лелеяли девочку.
Постукивают колеса, покачивается вагон. Тоня едет на родину, туда, где появилась на свет, где сделала первые шаги, научилась говорить самое главное слово - мама. Слезы застилали глаза, одна мысль не дает покоя: «А вдруг меня не увидят, да и я не помню их совсем». Но увидели, узнали. Да и как было пройти мимо испуганной деревенской девушки, которая так похожа на маму и брата. Вот и в сборе вся семья. Воспоминания, разговоры, рассказы о прожитых годах. Разве можно забыть, вычеркнуть из памяти полуголодное детство, холод, бессонные ночи, страдания, которые принесла проклятая война. В 18 лет тоже бывает непросто разрешить жизненные ситуации. И Тоня мучительно искала выход. Не смогла девушка оставить приемных своих родственников и вернулась домой к неописуемой радости мамы Марии и бабушки Надежды.
В 1957 году Тоня успешно окончила техническое училище № 7 в городе Сысерть и получила диплом бухгалтера. В то время правительство наше обратилось к молодежи с призывом бросить все силы на освоение целинных и залежных земель. Выпускникам предложили поехать в Зауралье. На крыльях юности, полные решимости и энтузиазма, целый отряд молодых специалистов отправился в села. Романтические настроения рассыпались в пух и прах, когда увидели они зауральское захолустье. Какими убогими показались им саманные избушки, а расхлябанные дороги приводили в уныние. Но не бежать же сразу обратно в уютные городские квартиры. На попутках добрались со станции Лебяжье до Сухменя. Молодого бухгалтера определили на первое отделение совхоза. Вот так и появилась в нашем селе новая семья (мама и бабушка не решились расстаться с дочкой и поехали вместе с ней). Мария Федоровна умела шить. Освоившись на новом месте, она взялась за дело. Весело стрекотала она на швейной машинке, обшивая соседей. Молва об искусной портнихе скоро обежала деревню и заказы посыпались. Какой-никакой, а достаток в семью. А Антонина Николаевна показала себя грамотным специалистом и вскоре стала заместителем главного бухгалтера совхоза. А позднее, начиная с 1978 года и до пенсии, она возглавляла отдел бухгалтерии совхоза.
В 1946 году Антонина вышла замуж за сухменского парня Домрачева Михаила. Родился у них сын Андрей. Когда он немного подрос, поехали Домрачевы в Ленинград познакомить с внуком дедушку и бабушку. А в 2002 году еще одно важное событие произошло в семейной жизни. Приехали в гости брат Георгий Михайлович и сестра Елена Михайловна. Это была, к сожалению, последняя встреча. Сейчас уже никого в живых не осталось. В разное время покинули они этот мир. В 2008 году ушла из жизни и Антонина Николаевна.
Вот и вся непростая история этой семейной жизни, можно ставить точку. Но мне хочется сказать еще несколько слов. Не порвалась ниточка родственных отношений Михайловых-Домрачевых. Внучка Антонины Николаевны Оля, дочь Андрея Михайловича и его жены Ирины Леонидовны, после окончания Сухменской школы уехала в Санкт-Петербург. Ее пригласил Георгий Михайлович. Оля закончила медицинский колледж, но медицина ее не привлекала. Отучившись в институте финансов, стала бухгалтером, как бабушка. Живет Оля и работает в Питере, стала настоящей ленинградкой. А вторая дочь Наташа - студентка Курганского госуниверситета, она, как мама, будет учителем.
Семьдесят лет наш народ проникновенно поклоняется великим военным годам. И время не властно предать их забвению. В памяти потомков - подвиг рядовых и офицеров, мужество и самоотверженность тружеников тыла. И вдвойне вечная память и низкий поклон женщинам, которые не остались безучастными к чужой беде, а брали в свои семьи осиротевших, больных, потерявшихся на дорогах войны детей. И не думали, что совершают материнский подвиг. Вечная им память.

Лидия Медведева, Сухменская школа

На фото А.Н. Домрачева с сестрой и братом в 2002 году

Похожие материалы:
Если вам понравился материал страницы -
поделитесь ссылкой со своими друзьями.
Категория: Великая Отечественная Война | Добавил: Н_Банникова (07.05.2015) | Автор: Медведева Лидия Петровна
Просмотров: 362 | Теги: Память, дети и война, к 70-летию Великой Победы | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]